serzigzagser (serzigzagser) wrote,
serzigzagser
serzigzagser

Бодался олень с деревом

Оригинал взят у zhanorus в Бодался олень с деревом
Оригинал взят у svobodaradio в Бодался олень с деревом

Елизавета Александрова-Зорина

Что сплотило нищий народ вокруг олигархов и чиновников? Почему русских волнует внешняя политика, а не ситуация в собственной стране? Почему они с таким азартом втянулись в охоту на всевозможных "врагов"? "Загадочная русская душа", "такой уж народ", "русские – и этим все сказано"? Однако, если посмотреть на ситуацию через призму психологических теорий, то многие необъяснимые, казалось бы, явления станут гораздо понятнее.

Групповая идентификация. Отождествляя себя с группой, человек оценивает ее некритично положительно, с помощью завышенных суждений поднимая и статус группы, и собственную самооценку. Патриотизм (национальный, государственный, локальный) – это и есть групповая идентификация. Каждый из нас идентифицирует себя с различными группами – национальной, идеологической, классовой, спортивной, профессиональной или культурной, одна из которых зачастую имеет приоритетное значение.

Отождествление с могущественной страной дарит компенсирующее чувство мнимого превосходства. Даже самый ничтожный человек получает право гордиться принадлежностью к нации, якобы превосходящей другие. Именно по такой идентификации Россия соскучилась за постсоветские годы, чем и воспользовались кремлевские идеологи. Пустопорожняя ура-патриотическая риторика и неприятие антикоррупционных расследований; агрессивные милитаристские лозунги и в то же время возбужденная шумиха из-за любого положительного отзыва о России в зарубежной прессе; радость из-за проходящих в стране мировых спортивных чемпионатов и равнодушие по поводу закрытия школ, больниц и библиотек; гордость за "своих" русских нуворишей, скупивших пол-Европы, и презрение к "чужим" ученым, писателям и философам; вера в сильного и честного Путина и неверие в то, что его клан выводит миллиарды из страны, – все это суть проявления групповой идентификации, страстного желания быть частью процветающей, доминирующей группы. Кризис, безработица, нищета, кабала кредитов, в которой оказались десятки миллионов россиян, не сорвут с них розовые очки. Бесполезно приводить документы, факты, статистические показатели. Никакие здравые рассуждения не будут услышаны. Обидно же признавать себя жителем нищей, разграбленной страны с едва живой экономикой, узурпированными ресурсами и уничтоженной социальной сферой. И дело не в имперских амбициях, а в личной самооценке.

Смещенная активность. Термин предложен этологом Николасом Тинбергеном, обнаружившим, что иногда поведение животных не соответствует обстановке, в которой они оказываются. Например, высиживающая яйца птица при появлении врага вдруг начинает чистить перья. А олень, за неимением соперника, бодает первое попавшееся дерево. Со стороны такое поведение выглядит бессмысленным: животные уклоняются от решения проблемы, смещая энергию в пользу инстинкта, не имеющего отношения к ситуации. Тем самым они снижают уровень напряжения. Только с виду кажется бессмысленным, когда человек, оставшийся без работы и средств к существованию, погружается в политические дискуссии в соцсетях. Когда житель депрессивного городка, взяв в руки оружие, едет наводить порядок в Донбассе или в Сирии, вместо того чтобы навести порядок в собственном доме. А оппозиционные активисты вместо борьбы с властью выпускают пар в борьбе с геополитическими "русофобами". Пожалуй, "смещенной активностью" можно объяснить и любовь многих русских к разговорам о политике. Народ, веками лишенный участия в политических решениях, отводит душу в политических спорах. Все мы в каком-то смысле олени, дерущиеся с деревом.

Внутренний и поведенческий конформизм. Любое, даже свободное, общество формирует и поведение, и мнение своих членов. Чем оно единодушнее – тем труднее несогласным иметь собственную позицию. В основе конформного поведения всегда лежит страх: от опасения "быть не как все" до ужаса перед репрессиями государства. На конформизм влияют такие факторы, как самооценка, статус, уровень культуры и образования, национальные стереотипы, тревожность и внушаемость. Неудивительно, что в современной России конформность велика: тут и историческая память, в которой почти отсутствует борьба за свои права, и падение уровня культуры и образования, и эмиграция наиболее активной части населения, и диктатура официальной пропаганды. Насаждая всеобщее единомыслие, СМИ уже не только формируют мировоззрение, но и диктуют, что и как следует говорить по тому или иному конкретному поводу. Беседа двух человек часто напоминает разговор телевизоров, повернутых друг к другу экранами.

Рациональная конформность предполагает, что человек руководствуется суждениями и собственной выгодой. Пример – декларативный патриотизм, который стал в России едва ли не непременным условием любой деятельности. Демонстрация лояльности обязательна для политиков, разрешенных оппозиционеров, общественных деятелей, работников культуры, директоров государственный учреждений, кандидатов на руководящие посты и амбициозных карьеристов всех мастей. Иррациональная конформность – стремление идти в строю и плыть по течению, на всякий случай лишний раз не высовываясь, – основывается на интуиции и инстинктах. В ее основе – и желание быть как все ("групповая идентификация"), и сомнение в правильности суждений, отличающихся от общепринятых ("эффект ореола"), и страх, находясь в идейном меньшинстве, оказаться на обочине общества.

Теория "спираль молчания", предложенная Элизабет Ноэль-Нойман, объясняет, почему люди не высказывают и даже скрывают свою позицию, если она расходится с общепринятой, и к чему это приводит. Суть теории в том, что люди, не разделяющие мнения большинства, предпочитают утаивать свои убеждения из боязни остаться в изоляции. Ситуация, в которой одни высказывают свое мнение ("общепринятое"), а другие (мыслящие вразрез с "общепринятым") свое мнение скрывают, приводит к нарастанию спиралеобразного процесса, заканчивающегося тем, что "общепринятое" мнение становится доминирующим и единственно верным. Как закручивалась "спираль молчания" в России, мы наблюдали в течение последних пяти лет. Очень быстро был пройден путь от молчаливой неприязни, но и нежелания высказываться против власти, до единодушного одобрения всего, что власть делает. Куда же исчезли несогласные? Кто-то затаился, предпочитая держать свое мнение при себе, остальные, действуя по законам иррациональной конформности, "прозрели", переметнувшись в лагерь большинства.

Сейчас страна находится на той стадии, когда все, продекларированное официальной пропагандой, становится "общественным мнением", а страх выделиться из толпы или просто попасть под подозрение пронизывает едва ли не все аспекты жизни. В каждом сидит внутренний жандарм, который тем строже, чем единодушнее и агрессивнее общество. Родители боятся покупать детям одежду, которая кажется им слишком "американской", офисные сотрудники ставят на столах национальные флажки, многие почти не пишут в социальных сетях о политике (среди моих совершенно аполитичных знакомых стало принято удалять аккаунты, "на всякий случай"). Даже георгиевские ленточки на машинах и сумках – это теперь не столько дань Победе, сколько декларация: "Смотрите, я такой же, как все!"

Садомазохизм. С каждым годом поведение "верхушки" становится все более вызывающим. От политических решений до бюджетных махинаций, от жестких высказываний до силовых методов, от кичливого богатства, идущего вразрез с патриотической риторикой, до открытого захвата власти и ресурсов, от одиозного Кадырова до бесстыдного ЦИКа. Нередко можно услышать возмущение: "Они что, издеваются над нами?" Вот именно – издеваются. Более того, получают от этого удовольствие. То, что мы называли беспределом, уже больше чем беспредел. Сложившиеся отношения между властью и нацией можно по Эриху Фромму называть садомазохистскими. "Золотой миллион" открыто демонстрирует принадлежность к касте неприкасаемых, вызывающе и с азартом испытывая терпение нации на прочность. А нация терпит, находя психологическую компенсацию за комплекс гражданской неполноценности в агрессивном патриотизме, под которым понимается нетерпимость к "другим" и подчинение власти.

Признавать себя недееспособными людьми второго сорта, как ни странно, психологически комфортно. А как иначе оправдать вопиющее неравенство и бесстыдное обогащение чиновничьей прослойки? Как объяснить себе, почему врачи, учителя и научные сотрудники стали маргиналами, а шарлатаны, мошенники и бандиты – элитой? Как относиться к пиру во время экономической чумы, когда политики и олигархи, не стесняясь, выставляют напоказ свою "сладкую жизнь"? Бессильное возмущение только разъедает психику, усугубляя страдания. Защитной реакцией становится смиренное принятие статус-кво и его "рациональное" обоснование: "Мы – ничтожные холопы, а царю-батюшке с министрами виднее, как нами править". Удивительно, что со времен пра-пра-пра... это "обоснование" практически не изменилось.

Но мазохисты не просто смиряются со своим униженным положением, они идеализируют и сакрализируют страдания, наслаждаясь ими. Вот и расцветает религиозность, переходящая в экзальтированную набожность. Церковники насаждают всевозможные концепции общенационального покаяния, в числе которых замечательная теория о том, что случившееся после 1991 года – расплата за безбожие советской власти. А еще мазохистам, равно как и садистам, нужно приложение их наклонностей, и садомазохистскому обществу постоянно требуются "мальчики для битья", объекты агрессии и унижения, которыми становятся любые меньшинства – политические, сексуальные и национальные. Потому у нас постоянно обнаруживаются все новые и новые "враги", поэтому повышается градус истеричности и паранойи.

Садомазохистское общество выталкивает из себя несогласных, спасающихся эмиграцией, зато сплачивает своих озлобленных членов. Несмотря на экономические и культурные кризисы, оно становится довольно устойчивым к любым политическим волнениям. Так что ни смена власти, ни серьезные реформы такому обществу не грозят. К сожалению, оно как нельзя лучше подготовлено и для авторитарной идеологии, и для националистического реванша, и для войны.

Елизавета Александрова-Зорина – московский писатель и публицист



Tags: Кризис, Политика, Россия, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments