serzigzagser (serzigzagser) wrote,
serzigzagser
serzigzagser

Промывка мозгов эффективнее военных действий (и шевеления этими мозгами)

Оригинал взят у grzegorz в Промывка мозгов эффективнее военных действий (и шевеления этими мозгами)
Originally posted by systemity at Промывка мозгов эффективнее военных действий (и шевеления этими мозгами)
Промывка мозгов эффективнее военных действий

Владимир Янкелевич, Военный эксперт "Полосы"
19.05.16

Говорят, что вначале было Слово. Я не присутствовал при начале, свидетельствовать не могу. Но то, что потом было много всяких слов, полезных и вредных, иногда просто опасных, это точно. Для говорящего слова, главное верить, что по слову его сбудется.

Вот, к примеру: «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо…» Лихо сказал поэт. Сбылось по его слову с огромным перебором. Сейчас уже никакой штык до боевых возможностей пера не дотягивает, скромно потупившись, курит в сторонке.

Сегодня возможности «пера» (далее СМИ) многократно усилились. Это стало возможным благодаря цифровым технологиям, интернету, социальным сетям, таким, как, к примеру, Твиттер или Фейсбук. Изменения настолько велики, что их истинные масштабы сложно представить. Этому техно-информационному буму есть следствие: за последнее десятилетие 40% профессионалов газетного дела потеряли свои рабочие места. Читатели вполне удовлетворены новостями социальных медиа-платформ, оценивающихся в десятки и сотни миллиардов долларов, и ничего не платящих за «содержание», которое они предоставляют своим читателям.

Параллельно с этим многократно возросли и возможности спецпропаганды. Это что-то новое или давно известное старое?

Есть специалисты, особенности работы которых не располагают к излишней откровенности. Для них откровенность плохо сказывается на здоровье. Пример Литвиненко тому подтверждение. К таким молчаливым специалистам выпускники журфаков явно не относятся.

Их учили многому, а на военной кафедре – интересной науке, боевой спецпропаганде — искусству наносить удар по противнику, но не по организму, а именно по его сознанию, посеять раздор в его рядах с помощью дезинформации в СМИ.

О том, что спецпропаганда - это эффективное оружие, писал еще Евгений Эдуардович Месснер — офицер генштаба, полковник российской императорской армии, классик военного анализа. Это он пятьдесят лет назад предупредил мир о наступлении эры «неклассических» войн, «всемирного мятежа» и «безграничного террора». Он писал, что воздействие на сознание – это основное. «Неважно, сколько разрушено мостов или дорог, неважно количество материальных потерь, нанесенных противнику. Важно лишь, в какой мере удалось внедрить в сознание мысль о невозможности нам сопротивляться». Его мысль – «Надо перестать думать, что война – это когда воюют, а мир – когда не воюют» – не менее актуальна сегодня.

Полковник Месснер воевал в Первую мировую войну. Если не знать этого, то слова его о пропаганде кажутся написанными сегодня: необходимо «…«взять в полон» вражеский народ. Не физически, но психологически: сбить его с его идейных позиций, внести в его душу смущение и смятение, уверить в победности наших идей и, наконец, привлечь его к нашим идеям. Средством для достижения этого служит пропаганда».

Сейчас в работу включились всевозможные левые правозащитные организации. Названия у них новые, а методы все те же, давно известные и проверенные. Боевая, или «черная», пропаганда работает без звуков сирен и взрывов, просто допускает любое искажение реальных фактов ради решения пропагандистских задач.

«Однажды в Америке»

Бен Родс, советник президента США по вопросам национальной безопасности и стратегическим коммуникациям, несмотря на молодость – ему нет и сорока – безусловно, серьезный эксперт в этом вопросе. Для пояснения сложившейся ситуации он выделил, на его взгляд, главное явление: «Ранее все эти газеты имели иностранные бюро», – сказал он. – «Сейчас они их ликвидировали, а за разъяснениями обращаются к нам. Они хотят, чтобы им объяснили, что происходит в Москве или Каире. А потом они сообщают якобы мировые новости, но эта информация из офиса администрации в Вашингтоне».

В общем, все достаточно понятно. Репортер иностранного бюро может находиться лишь в одном конкретном месте и потому не может конкурировать с социальными сетями, у которых источники информации находятся практически в любой точке. Ну, и деньги, конечно. Так дешевле. Без таких иностранных бюро, СМИ оказывается заложником интернет-информации, которая, как цунами, топит читающего. Как выделить из этого потока что-то реальное? Это проблема, и она позволяет «печь информацию, как блины».

Новости нужно не узнавать, мало ли что тут наузнаешь, а формировать. Самый простой способ для Белого дома сформировать новости, объяснил помощник Родса, это организовать брифинги, для которых имеется свой пресс-корпус, специально отобранный журналистский пул. Они растиражируют полученные сообщения, а огромные армии твиттер или фейсбук-френдов, разнесут эту «истину» по миру уже самостоятельно. Так создаются нужные «новости».

Кроме того, Бен Родс отметил, что средний возраст репортера сегодня – 27 лет, его опыт – только в освещении политических компаний. «Они буквально ничего не знают. Это глобальные изменения», – сказал он.  Так создались условия, позволившие «продать» Конгрессу и общественности знаменитую сделку с Ираном, как выбор между миром и войной.

«Сказка», рассказанная СМИ, сообщала, что в 2013 году в Иране создалась «новая реальность» благодаря выборам, которые к власти в стране привели умеренных реформаторов. Но дело в том, что «сказка» не соответствует действительности и была рассказана исключительно с целью «продажи сделки». Ближайшие советники Обамы всегда понимали, что тот готов был  заключить сделку с Ираном еще в 2012 году, и даже с самого начала своего президентства, в период, когда у власти находился Ахмадинежад, когда ни о каких «умеренных» в Иране не было и речи. Наиболее значимая часть переговоров с Ираном пришлась на середину 2012 года, за несколько месяцев до Рухани и появления на политической арене Ирана «умеренного» лагеря.

Технологи СМИ могут находить различные пути «продажи нужной информации». Например, для начала они внушали, что AIPAC не нравится и ведет себя некорректно», или «израильское правительство не нравится», или «страны Персидского залива не нравятся».

Зачем? Этот информационный вброс дает возможность улучшить отношения с Ираном, в том числе и по вопросу нераспространения ядерного оружия. Устранив шум по поводу иранской ядерной программы, демонизировав важного противника Натаниягу, Обама, по слова Бена Родса, надеется устранить источник структурной напряженности между США и Ираном. Для этого всего только и нужно избавиться от союзов со странами, недовольными сближением с Ираном, такими, как Саудовская Аравия, Египет, Израиль и Турция, и начать процесс крупномасштабного размежевания с Ближним Востоком. А сама технология «продажи новостей» гарантирует то, что потенциально негативные комментарии не пройдут.

«Игра Родса – это некое голливудское или телевизионное шоу», – пишет известный американский журналист Дэвид Сэмюэлс, – «и, как большинство телевизионных писателей, Родсу явно нравится находиться в компании романистов. И это то, что оказалось достаточным для работы в аппарате внешней политики США в 2016 году». «Я жду цинизма от Вашингтона, – написал в Foreign Policy политический обозреватель Томас Рикс, – но обычно он сочетается с обширными познаниями - как, например, в случае с Генри Киссинджером. Однако, быть циничным и невежественным, представляя это как достоинство? Это спесь промышленного класса»

А как же безопасность одной маленькой ближневосточной демократии? А как же верные союзники США? Это фундаментальная еврейская ошибка, система координат, в которой ось мира проходит через Израиль. Израиль тут ни при чем, да и выступления Натаниягу в Конгрессе – тоже, как бы ни уверяли меня в ином американские корреспонденты.

Просто, все просто. Начинающий писатель Бен Родс легко найдет основу для недовольства Израилем (да и вообще всеми, кроме Ирана), а затем пресса и твиттер завершат работу.  

Ну, хотелось очень Обаме продавить соглашение с Ираном, вот и поработала пропагандистская машина, но в Израиле - то в этом плане все хорошо! Все хорошо?

Например, активно используется метод «гнилой селедки». Он работает так. Подбирается ложное обвинение. Важно, чтобы оно было достаточно грязным и скандальным. Хорошо работает, например, мелкое воровство, или растление детей, или убийство, желательно из жадности. А можно и что-нибудь попроще. К примеру – Сара Нетаниягу при переезде похитила вазочку.

Обвинение доказывать не нужно, его цель не в этом, а в том, чтобы вызвать широкое, публичное обсуждение его… В этом случае множество людей, включившихся в обсуждение, в качестве сторонника или противника обвинения – неважно, они снова и снова будут повторять обвинение, вколачивая его в сознание людей. А потом: «Ложечки нашлись, но осадок остался».

Не так давно мы с удивлением читали альтернативный отчет о бедности организации «Латет». Они сообщили, что около миллиона детей в нашей стране ложатся спать голодными. Сразу интересно, откуда они взялись? Это же означает, что почти каждый второй ребенок голодает! Согласно отчету, 24% детей были отправлены в школу без еды, около 14% детей были вынуждены просить милостыню на улице, а также искать продукты в мусорных баках. Просто классика жанра. Прекрасная возможность начать искать виновных, а попутно решать вопросы борьбы за власть.

Методики «черной» пропаганды, естественно, не требуют, чтобы эти отчеты имели хоть какое-то отношение к реальности. Они воздействуют на аудиторию на уровне глубоких психологических механизмов таким образом, что последствия этого воздействия невозможно снять обычными логическими доводами. «Большая ложь» достигает этого эффекта с помощью эмоциональной травмы. Метод очевидности — через «эффект присоединения». «Гнилая селедка» — за счет внедрения в сознание аудитории прямой ассоциации между объектом атаки и грязным, скандальным обвинением.

Все эти методы объединяет одно – это спецпропаганда, направленная на ослабление военного или политического противника. Сделку с Ираном успешно продавили, сейчас собирают очередной «хурал» по «разрешению арабо-израильского конфликта». Что придумают завтра?

В США Бена Родса и его «кухню» скоро забудут, но в Израиле другие размеры, вести себя необходимо ответственнее, слово – не штык, оно гораздо серьезнее.

Об этом говорил на торжественной церемонии, посвященной Дню независимости, спикер Кнессета Юлий Эдельштейн.
Свобода слова, – сказал он,  – жизненная сила, но она стала использоваться для широкого распространения дискурса в оскорбительной форме. Свободу слова многие стали использовать для оскорблений и нападок без каких-либо ограничений и стыда. Высказывания постепенно радикализировались: один сектор населения против другого, одна религия против другой, мнение против мнения. Под прикрытием виртуального имени, как бы во имя свободы слова, участились оскорбления и нападки без ограничений и без стыда. И никто не застрахован:  .. ни президент, ни премьер-министр, ни член Кнессета или министр, ни полицейский или солдат, ни судья или журналист.

Особо Юлий Эдельштейн остановился на подстрекательстве против Израиля и его граждан: «Наши враги обвиняли нас во всех возможных грехах, непрестанно подстрекали против нас всех и вся, и, (тем самым) сеяли ненависть и убийство. В разнузданном подстрекательстве против нас социальные сети сыграли центральное место. Именно они, предназначенные объединять и сближать людей, страны и народы, служили нашим противникам для того, чтобы отдалять, разъединять и разрушать. «Социальные сети, которые призваны сближать людей и народы, стали площадкой для распространения ненависти и подстрекательства против Израиля».

Эдельштейн обратился ко всем гражданам Израиля. Он сказал: «Все мы, выборные должностные лица и посланцы народа, должны быть осторожными в наших высказываниях. Давайте избегать, как огня, наклеивать негативные штампы на тех, кто не думает, как вы и я: они не предатели и внедренные агенты, не фашисты и фанатики.

Смерть и жизнь на кончике языка, как сказал царь Соломон.

Сегодня любое мнение может быть услышано, в том числе с помощью клавиатуры и монитора – это можно и нужно.
Нужно критиковать, спорить, но между этим и стрельбой отравленными стрелами должна быть большая дистанция».

Мы живем в стеклянном доме, а «тот, кто живет в стеклянном доме, не должен бросаться камнями». Не стоит забывать, что беспричинная ненависть слишком часто была источником наших бед.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments